December 29th, 2016

Айседора

Вчера смотрела в театральной гостиной "VINCI"  спектакль по воспоминаниям Айседоры Дункан. Заглавную роль в этом моноспектакле исполняет Ксения Стрелец.Режиссёр - Михаил Каргапольцев.
Спектакль играют одиннадцатый раз на разных площадках - вчерашний был приурочен ко дню смерти Есенина.
Впечатление сложное. Артистка прекрасно владеет языком тела - настолько, что все время хочется крикнуть: замолчи и танцуй! Наверно, это не была бы Айседора, но, может быть, что-то конгениальное. А вот язык звука и речи... мне мешал. Казался наигранным. Крик мешал музыке.
Не знаю, помогло или помешало то, что я читала воспоминания Айседоры - в спектакль, конечно, не поместилось всё, но биография передана выразительно и бережно. И звук очень хорош - великолепная подборка музыки и вливающийся в музыку шум волн. И декорации хороши - лаконичные, напоминающие о минимализме начала прошлого века, послушно превращающиеся то в колыбель, то в парус, то в балетный станок. Словом, все хорошо, кроме - для меня - декламации. Может быть, это свойство данного текста - читая воспомининя Дункан, я все время поражалась, как мало в них от того танца души, которым восхищался мир. Может быть, язык слов - просто не ее язык.
Поэтому мне хочется дать описание ее танца словами Мариенгофа, который писал о танцовщице тепло и человечно, любил ее:

Дункан  надевает   есенинские   кепи  и  пиджак.
Музыка   чувственная,
незнакомая, беспокоящая.
     Апаш - Изадора Дункан. Женщина - шарф.
     Страшный и прекрасный танец.
     Узкое  и розовое тело  шарфа  извивается в  ее  руках. Она  ломает  ему
хребет, беспокойными  пальцами  сдавливает  горло.  Беспощадно и  трагически
свисает круглая шелковая голова ткани.
     Дункан  кончила  танец, распластав на ковре судорожно вытянувшийся труп
своего призрачного партнера.

Вот это в спектакле - есть. Есть великая и несчастная женщина. За это спасибо.




Collapse )
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.