December 7th, 2014

До чего ж я люблю Чапека!

"...в газетной полемике в отличие от всех других видов борьбы - поединков, дуэлей, драк, побоищ, схваток, матчей, турниров и вообще состязаний в мужской силе, нет никаких правил - по крайней мере у нас. В классической борьбе, например, не допускается, чтобы противники ругались во время состязания. В боксе нельзя нанести удар по воздуху, а потом заявить, что противник нокаутирован. При штыковой атаке не принято, чтобы солдаты обеих сторон клеветали друг над друга - это делают за них журналисты в тылу. Но все это и даже гораздо большее - совершенно нормальные явления в словесной полемике, и трудно было бы отыскать что-либо такое, что знаток журнальных споров признал бы недозволенным приемом, неведением боя, грубой игрой, обманом или неблагородной уловкой. "
К. Чапек, "Двенадцать приемов литературной полемики или Пособие по газетным дискуссиям
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Козлы лепятся:((

Год наступает, по слухам, козы, или на худой конец, овечки, а получается нечто явно мужского полу - хорошо хоть, добродушное... Спрячу под кат, но советы насчет того, чем коза девочка отличается от соответствующего мальчика, приму с благодарностью.

Collapse )

К слову, вспомнилось - когда нам с сестрицей было лет по пять, по шесть, и нас вывозили на дачу в замечательную глухую деревушку, влюбились мы там, сразу обе-две, в очень славного местного парнишку примерно вдвое старше. Он нас и в игры общие вводил, и на коне катал, и вообще был совершенно замечательный - а звал козочками. Без всякой дурной мысли мы решили, что если маленькие и девочки - козочки, то большой и мальчик - кто? Правильно. Так и стали его называть. И совершено не понимали, почему деревенская пацанва так веселится, а Витя смущается. Парень наконец не выдержал, отловил нас однажды без компании и очень серьезно попросил никогда его больше так не называть. Мы послушались - но остались в полном недоумении. Дошло до меня, что мы тогда натворили,  лет десять спустя, не меньше. И я до сих пор думаю: какой же деликатный был этот двенадцатилетний малец - редкого такта человек.
Он, кстати, уже дважды дедушка, при редких встречах и сейчас меня привечает - а ту историю  помнит очень хорошо - слава богу, вспоминает с юмором, а не с обидой